Человек, влюбивший мир в русский балет

Человек, влюбивший мир в русский балет

Имя Сергея Дягилева хорошо знакомо ценителям классического балета во всем мире. Талантливый антрепренер, увлеченный импресарио и скрупулезный организатор, он мечтал, чтобы русское танцевальное искусство узнали на Западе. Так появились дягилевские «Русские сезоны» — уникальный для того времени формат, объединивший гастрольные выступления, концерты и выставки. Мечта сбылась: русский балет не только узнали, его полюбили.

От юношеской любви к искусству до «Русских сезонов»

Сергей Дягилев вырос в семье ценителей искусства: с детства аккомпанировал на музыкально-литературных вечерах, обучался в консерватории (и параллельно на юридическом факультете). Первыми организованными выставками для Дягилева стали экспозиции современных художников. Этот опыт получил неоднозначные оценки, но стал для самого организатора определяющим.

Впоследствии Дягилев признавался: одной из главных своих задач он всегда считал популяризацию русского искусства на Западе. В 1906 году Сергей Дягилев организует в Париже выставку «Два века русской живописи и скульптуры». Именно эта экспозиция открыла цикл «Русских сезонов» в искусстве. Дальше Дягилев с энтузиазмом берется за организацию музыкальных мероприятий в Европе. В 1907 году на сцене парижской Гранд-опера гремит серия из пяти «Исторических русских концертов». Для Дягилева не было мелочей: роскошную концертную программу он сопровождал печатными программками с биографиями русских композиторов. Публика была в восторге. 

Балетный апофеоз «Русских сезонов»

Идея привезти за границу русский балет у импресарио появилась в 1907 году: так четвертый «Русский сезон» стал танцевально-оперным. В Париж русская труппа прибыла весной 1909 года. «Я задумался о новых коротеньких балетах, — писал Дягилев. — В которых три фактора — музыка, рисунок и хореография — были бы слиты значительно теснее, чем это наблюдалось до сих пор». Реакция публики была неоднозначной: хореографию многие не оценили, зато от декораций, костюмов и таланта балерин Павловой и Карсавиной были в восторге.

Я задумался о новых коротеньких балетах, — писал потом Дягилев. — В которых три фактора — музыка, рисунок и хореография — были бы слиты значительно теснее, чем это наблюдалось до сих пор.

Сам Сергей Дягилев настолько вдохновился успехом балетного «Русского сезона», что в дальнейшем сосредоточился на балетной антрепризе. Новый сезон с «Шехеразадой» Римского-Корсакова и «Жар-птицей» Стравинского открылся для зрителей уже в Гранд-опера — это был абсолютный успех! В 1911 году «Русский балет» Дягилева переезжает в Монте-Карло, и это уже не те «Русские сезоны», которым рукоплескали европейцы. На этом этапе импресарио сосредоточен на балетной антрепризе и необычных балетных спектаклях, этюдах и номерах. Круг творцов и участников дягилевского детища растет: в постановках принимают участие западные композиторы, драматурги и декораторы (среди них был, например, Пабло Пикассо).

Не просто организатор: дягилевский след в мировом балете

Сергея Дягилева отличала известная творческая непреклонность. Так, он настоял, чтобы партию Умирающего лебедя на музыку Сен-Санса танцевала Анна Павлова, а не Вера Фокина. Импресарио оказался прав — подтвердили все, кто видел Павлову в этой роли.

А еще Дягилеву всегда хватало смелости, чтобы быть новатором. Он не боялся опережать время, не держался за традиции и порой оказывался непонятым. Парижская премьера «Весны священной» на музыку Стравинского оказалась провальной, как и первый показ балета «Парад» в 1917 году.

Он не боялся опережать время, не держался за традиции и порой оказывался непонятым.

Всего балетных «Русских сезонов» было 20. Эволюцию новаторства и мастерства мировые критики легко прослеживали от первого до последнего выступления. И всегда Дягилев выполнял свои функции организатора не формально: он создавал концепции, изменял содержание постановок, добавлял детали и вовлекал тех, кто мог подарить миру искусства свежий взгляд и яркий талант. Для многих высокая оценка Дягилева стала пропуском в большой балет и открыла мировую сцену.

На протяжении десятилетий «Русский балет» Дягилева раздвигал рамки классического танцевального искусства.

Хореографию многих постановок называли «вычурной и ломаной», стилизованной и экспрессионистской, пластичной и опережающей время. Однако это лишь частные определения, которые подчеркивают отдельные черты русского балета в эпоху Дягилева. Среди балетных постановок, которые получили жизнь в веках и собирают зрителей по сей день, — «Шехеразада», «Жизель», «Петрушка», «Лебединое озеро», «Весна священная», «Спящая красавица», «Ромео и Джульетта» и другие. Когда-то они фигурировали в афишах как премьерные постановки «Русских сезонов» или дягилевского «Русского балета», а сегодня это — мировая классика, ставшая таковой благодаря талантливому и увлеченному антрепренеру. 

Последние статьи и новости о балете