Эдвард Клюг: «Мы со зрителями отправимся в совершенно новое путешествие по хорошо знакомым местам»

Эдвард Клюг: «Мы со зрителями отправимся в совершенно новое путешествие по хорошо знакомым местам»

Европейский хореограф Эдвард Клюг возвращается в Россию с самой масштабной постановкой в своей карьере — балетом по роману «Мастер и Маргарита».

Как и когда родилась идея перенести на сцену роман Булгакова «Мастер и Маргарита»?

Как и многие адаптации «Мастера и Маргариты», моя постановка созревала несколько лет. Все началось в 2015 году, когда я чаще работал над короткими абстрактными балетами с разными труппами в Европе. Мне предложили создать полномасштабный спектакль на основе литературного произведения, и я практически сразу подумал про «Мастера и Маргариту». Мне было интересно взяться за произведение, которое до этого практически не интерпретировали в балете.

Мы начали работу над постановкой для Ballett Zürich с моим давним другом — композитором Милко Лазаром. Но вскоре поняли, что «Мастер и Маргарита» довольно малоизвестное произведение в Швейцарии, и решили сосредоточиться на схожем проекте — балете по мотивам «Фауста».

Мне хотелось продолжить работу над «Мастером и Маргаритой», но я сказал себе: «Если этой постановке суждено случиться, то следует подождать, пока для нее найдется правильное место». Тогда я даже представить себе не мог, что это будет Большой театр!

Ставить «Мастера и Маргариту» в Москве, особенно в крупнейшем театре России, это, безусловно, большая ответственность, но и уникальная возможность. Трудно представить себе более подходящее место в мире для этого балета — здесь мне не нужно объяснять зрителям сюжет. 

Сколько раз в своей жизни вы читали первоисточник и на каком языке?

Впервые я прочитал «Мастера и Маргариту» на румынском, а затем на словенском. Я бы очень хотел прочитать роман на языке оригинала, но, к сожалению, лишь слегка понимаю по-русски. 

Мое первое знакомство с книгой состоялось, когда мне было 20 лет. В Румынии мы проходили в школе Толстого и Достоевского, но произведения Булгакова не входили в программу обучения. Позже я начал закрывать бреши в собственном образовании, прочитал книгу и оказался в восторге от нее. 

В первый раз я читал практически не задумываясь о том, что Булгаков хотел сказать. Для меня это была просто чрезвычайно увлекательная, красивая, поэтическая литература. В последующие разы я все больше анализировал произведение и его темы, однако именно фантастическая магия изначально произвела на меня сильное впечатление.

В процессе экранизации произведения режиссеры сталкивались с мистическими, необъяснимыми логикой, событиями. Случалось ли такое в процессе работы над балетом?

Пандемия была объявлена буквально через несколько недель после того, как мы начали работу над постановкой. Тогда я сразу подумал, что люди наверняка будут связывать это с «проклятием» «Мастера и Маргариты». Но на деле перерыв по причине карантина позволил нам глубже погрузиться в произведение и сделать нашу интерпретацию более интересной. Если бы премьера балета состоялась год назад, он был бы совсем другим.

Какой была работа с русскими артистами балета?

С большинством танцовщиков «Мастера и Маргариты» мы познакомились еще три года назад, когда я ставил в Большом театре «Петрушку». За время работы над новой постановкой мы еще больше сблизились с ними, наша дружба переросла практически в духовную связь. Все они прекрасно осознают, насколько важным делом мы занимаемся. Они неоднократно читали роман Булгакова, поэтому слету понимают любые идеи, которые я хочу донести. У меня сложились замечательные отношения не только с танцовщиками, но и со всем персоналом Большого. 

В начале прошлого года в интервью вы анонсировали балет на музыку Дмитрия Шостаковича и Альфреда Шнитке. Сейчас в афишах указаны Шнитке и Милко Лазар, что послужило причиной таких перемен?

Когда я, вдохновленный «Мастером и Маргаритой», представлял себе балет и даже когда просто перечитывал книгу, то отчетливо слышал музыку Шнитке и Шостаковича. Оба эти композитора и сам Булгаков получили схожий опыт. Они были заложниками системы и были вынуждены выстраивать сложные отношения с ней — каждый по-своему. В их жизненном пути я видел параллели и со своей собственной историей, ведь я рос в Румынии, которая находилась под влиянием Советского Союза. Все мы справлялись с нехваткой свободы. 

Затем я побеседовал с Максимом Шостаковичем, и он выступил против того, чтобы произведения его отца и Шнитке звучали в одном спектакле. Музыка Шостаковича была основой как минимум трети балета, поэтому изначально я не хотел отказываться от нее. Однако судьба вновь свела нас с Милко Лазаром — несостоявшимся композитором постановки для Ballett Zürich. Созданная им в дополнение к Шнитке музыка, на мой взгляд, подходит даже лучше.

Декорации и оформление сцены, пожалуй, — один из главных сюрпризов вашей постановки, расскажете подробнее?

Выбор декораций был весьма непростым. Роман Булгакова охватывает множество локаций, показать их все на сцене было просто невозможно. Я хотел найти единую площадку, которая послужила бы вольной интерпретацией ключевых мест «Мастера и Маргариты».

В какой-то момент мне в голову пришла идея поставить балет в заброшенном осушенном бассейне. Меня вдохновили на это воспоминания о моем родном городе Штей в Румынии. Он находился неподалеку от советских урановых рудников и был спроектирован в 1950-х годах архитектором из Москвы. Помимо жилых зданий, строители воздвигли восхитительный открытый бассейн. Для многих поколений, включая мое, он стал центром общественной жизни. Сегодня этот бассейн заброшен, и я каждый раз, когда навещаю родные места, испытываю смешанную с меланхолией ностальгию по юности, которую провел в ловушке системы Чаушеску. 

Намного позже я узнал историю бассейна «Москва», построенного на месте снесенного Храма Христа Спасителя вместо так и не состоявшегося проекта Дворца Советов. Храм был уничтожен в 1931 году, когда Булгаков активно работал над «Мастером и Маргаритой». У этой истории множество пересечений с темами, которые автор поднимает в романе: борьбы атеистической системы против христианских ценностей и тоталитарной власти против гуманистической философии.

Чего стоит ожидать зрителям, которые планируют посмотреть «Мастера и Маргариту» в вашей трактовке?

Им стоит ожидать нового путешествия по знакомым местам. Безусловно, я отношусь к первоисточнику с уважением, но в то же время для меня было крайне важно найти в себе смелость и сделать с ним что-то новое. Наш балет сфокусирован на поэтических и фантастических аспектах книги, а не на социально-политических. Поднимать дух и наполнять сердце эмоциями, которые нам всем так нужны, — в моем представлении, задача не только этого балета, но и всего искусства в целом.

Последние статьи и новости о балете