Глаголы Большого: ценить и творить

Глаголы Большого: ценить и творить

Июнь 2020 года. Весь мир — «на цыпочках», периодически замирает и забывает, как дышать. Целые страны и континенты если и двигаются, то крайне неловко. Вирус держит всех в напряжении, учит жить и действовать вопреки обстоятельствам. Спорт и искусство — в самом невыгодном положении. Страх упущенных возможностей с каждым днем становится все сильнее. В это самое время руководитель балетной труппы Государственного академического Большого театра Махар Вазиев объявляет артистам о скором возвращении в репетиционные залы и начале подготовки к новому сезону. Тогда стало понятно: балет останется в движении, несмотря на многомесячный вынужденный паралич в искусстве. 

О том, чему артисты балета Большого театра научились за время самоизоляции, чья поддержка оказалась очень важной и что из сделанного в прошлом году в этом ценится особо, мы поговорили с балетным худруком Большого накануне десятой, юбилейной встречи зрителей с той самой программой одноактных балетов «Четыре персонажа в поисках сюжета», работу над которой иначе как стремительной и дерзкой не назовешь.

Махар Хасанович, в первую волну эпидемии, когда все оказались закрытыми по домам, физически и психологически скованными, Большой театр вдруг раскрыл невидимые крылья. Как вам это удалось?

Весной стало очевидным: все нарушилось, все планы рухнули. Мы последние репетиции провели 22 марта, а 28 марта вся Москва перешла в режим самоизоляции. И это был момент, когда вдруг осенило: все свободны. (В  список нужных Махар Вазиев внес итальянца Симона Валластро, болгарина Димо Милева,  француза Мартина Шекса и «американского пуэрториканца» Брайана Ариаса, — IngoDance.) Как раз в конце апреля-в мае я начал общаться с этими хореографами, в июне они приехали, и уже с июля мы начали работу.  

Приходилось закрывать глаза на потенциальные риски в период пандемии?

Мы сумели выполнить почти все требования и Роспотребнадзора, и всех иных ведомств, чтобы в итоге хореографы приехали и смогли работать. Они отсидели положенное время в гостинице на карантине, сдали анализы во избежание подозрений. 

И в итоге этот проект изменил все! Я помню ситуацию, когда труппа вышла из режима самоизоляции: все встревоженные, настроение паническое. Беспокойство. Потом мне многие признавались, что с трудом понимали, что происходит.

Кто определил состав исполнителей для премьеры?

Хореографы пришли в репетиционный зал, чтобы посмотреть артистов и найти подходящих им по стилю. Но немного времени — и все слилось в эмоциональном единении, подъеме. Это увлекло, унесло танцоров! Надеюсь, меня правильно поймут: не было бы счастья, да несчастье помогло! В нормальном ритме в сезоне, когда в афише стоят спектакли, эту идею было бы достаточно сложно реализовать. Не секрет: каждый танцор мечтает в период своей активной сценической жизни встретиться с хореографом, который бы поставил новую работу именно с ним. Это же счастье! Поэтому на том этапе это было не то что спасением — этот проект дал такую веру сразу всем, что мы, невзирая на сложность ситуации, живем и дальше будем идти, и обязательно будем творить.

И вы с самого начала были уверены в правильности выбранного пути?

Наши долг и призвание — создавать и новые спектакли, и новое поколение танцоров и педагогов. А в этом проекте все сошлось. И он остается самым дорогим для меня. Особенно учитывая ситуацию, в которой мы оказались. Я видел, как тревожно чувствовали себя в те дни люди, сам в такой же тревоге сидел в кабинете. Но как они работали! Тогда возник момент действительно настоящей радости, счастья: мы продолжаем! 

И я хочу еще раз сказать огромное спасибо Олегу Владимировичу Дерипаске и «Ингосстраху», которые поддержали этот проект.


Задумку удалось реализовать на сто процентов? Вы смогли удивить и порадовать зрителей?

Конечно, многие были в недоумении, не понимали: как такое вообще может быть? Люди только возвращались к обычной жизни, аккуратно очень, — а тут балет Большого театра открывает новый сезон четырьмя совершенно новыми работами! Ну на то он и Большой театр.


Как отреагировали коллеги на такой старт сезона в Большом?

Вы знаете, сколько моих друзей, знакомых по всему миру, сколько людей мне присылали поздравления, сколько радости испытывали оттого, что хотя бы у нас продолжается жизнь? Они же за нами следили, и многие до сих пор следят. Ситуация такова, что многие наши коллеги в Европе, в Америке — просто на грани потери профессии. Представьте себе, если артист балета больше года не выступает. Это чудовищная ситуация! Самое главное, конечно, чтобы все были живы и здоровы, это понятно. Самое ценное — здоровье человека. Но вместе с тем масса артистов уже на грани потери своей профессии. Это страшно.


Когда в смутное время так ярко начинаешь сезон, довольно сложно удерживать планку. Даже главному театру страны, разве нет?

Это была не разовая акция. У нас есть договоренности с «Ингосстрахом» и план, сейчас немного, наверное, преждевременный. Но, если нам удастся, я бы так же хотел и завершить этот сезон — работами новых хореографов, вместе с «Ингосстрахом». Так что в этом смысле это потрясающая возможность расширять горизонты. Это потрясающий проект!


А у Большого на все потрясающие проекты хватает талантов?

Знаете, как я себе представляю роль худрука любой балетной компании? Что он должен делать? Прежде всего он должен помогать. Я не имею в виду гладить по голове. Важно помогать расти артистам. Вот сейчас войдёт танцор и спросит: «А можно я вам приготовлю и покажу некую партию?» Самое простое ответить нет. Сложнее дать ему мотивацию. Не убивать в нем надежду, даже если он претендует на роль, которая ему не по силам в принципе или на сегодняшний день. Стоит поддержать его колоссальные желания.


Но ведь вы и сами говорите, что желания не всегда оправданы. Может быть, неплохо, когда артист существует в мире реальном?

У творческих людей должна оставаться иллюзия. Иллюзия — это блеск в глазах, это надежда, это стремление! Когда я пришел в Большой, мы сделали внутренние показы. Конечно, я своих артистов знаю, но всегда есть вероятность, что я знаю не все. У нас каждый танцор абсолютно самостоятельно, договорившись с педагогом или со своим коллегой, может приготовить вариацию, любую партию из любого балета и показать. Любой танцор. Да, на это нужно время, этим нужно заниматься, но поверьте мне, это дает колоссальную мотивацию. У людей появляется надежда! Понимаете, артист ансамбля, артист кордебалета — он же не на сцену со своей постановкой немедленно просится, а хочет в зале репетиционном вам показать, что у него и как получается. Не могу сказать, что многие, но отдельные артисты на показах очень убедительно себя проявляли. И я доверил им партии, которые они готовили к показам уже на сцене.


Поэтому вы не объявляете заранее составы — не исключаете появление новых звездочек?

Уважаемые любители, поклонники балета, поверьте мне: нет ничего сложного в том, чтобы сегодня на полгода вперед определить составы и разместить на сайте, чтобы весь мир знал. Почему этого не происходит? Объясню: надо учитывать специфику. Вы не можете всех артистов объявить заранее, ведь случаются травмы, иное, и состав будет бесконечно меняться. Но это полбеды. Самое страшное в том, что если вы на полгода заявили составы, то у всех тех, кто не попадает в эти списки, вы отнимаете надежду. А составы — это ведь не только ведущие партии. За ведущими есть еще и другие: вторые, третьи, четвертые. И, конечно, у каждого танцора должна быть вера в то, что если будешь вкалывать, у тебя появится шанс вырасти.

Последние статьи и новости о балете