Кристиан Шпук: «Мне всегда хотелось увидеть эту историю на сцене»

Кристиан Шпук: «Мне всегда хотелось увидеть эту историю на сцене»

Кристиан Шпук — немецкий хореограф и руководитель труппы Ballett Zürich — в интервью IngoDance рассказал, как в условиях пандемии ставил балет «Орландо», премьера которого состоится 24 марта на сцене Большого театра.

«Орландо» — не первая ваша постановка в России, что было до этого?  

Около пяти лет назад я работал над постановкой моего балета «Анна Каренина» в Музыкальном театре имени К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко. Я также участвовал с моей труппой в фестивале Dance Open в Санкт-Петербурге со спектаклем «Зимний путь» (Winterreise). Три года назад мы с Цюрих-балетом (Ballet Zurich) приезжали в Россию, показывая  «Щелкунчик и Мышиный король» на DanceInversion в Большом театре здесь, в Москве. Для меня всегда удовольствие приезжать гостем в Россию, и меня всегда впечатляет, какую большую роль балет здесь играет для культуры.

Как вы восприняли приглашение поработать с Большим театром?

Я был счастлив получить приглашение творить с танцовщиками всемирно известного Большого театра. Однако работать с Большим — это не только большая честь, но и большая ответственность. Я знал, что это будет непростое предприятие, но как только приступил, сразу же влюбился в артистов балета Большого.

Отличается ли восприятие балета в России и в Европе?

Балетные традиции в России значительно более давние, чем в большинстве европейских стран. Во Франции, где по сути начинается история балета, также существуют высокие стандарты, но я всегда был поклонником классического российского танца, который я нахожу наиболее грациозным и красивым. Главное же то, насколько большую роль балет играет в российской культуре и обществе. Балет тут можно встретить повсюду, и это невероятно красиво.

А есть ли разница с точки зрения хореографа?

Ставить балет для Большого театра — весьма сложная задача, поскольку у танцовщиков здесь очень напряженное расписание. Они показывают до восьми разных спектаклей в неделю. И не всегда я мог работать с теми артистами, с кем хотел бы, а иногда они были слишком усталые, чтобы репетировать со мной.

Чем был обусловлен выбор первоисточника для постановки?

Я всегда был поклонником «Орландо» Вирджинии Вулф. Она фактически изобрела жанр биографии несуществующего человека, заставила Орландо жить 400 лет; с иронией и гениальными размышлениями отразила развитие английского языка и литературы последних столетий. «Орландо» — это книга о времени, поэзии, любви, революции, гендере, одиночестве и многих других философских вопросах и размышлениях. В этой книге столько интересных тем и красок, что мне всегда хотелось увидеть эту историю на сцене.

Мне также было интересно совместить сюжетный спектакль с более абстрактным танцем, акцентирующим эстетику и музыку. Я постарался раскрыть структуру традиционного спектакля, так как для меня ценность «Орландо» не только в сюжете, но и в том, как написана эта книга. С одной стороны, это философский роман о времени. С другой, это легкая и ироничная книга, несмотря на всю глубину мысли в ней.

Что было самым необычным или интересным в процессе работы над спектаклем?

В первую очередь, я был поражен  силой и красотой техники артистов балета Большого театра и темпом их работы. Они удивительно быстро осваивали новую хореографию и учились на лету. Я сразу понял, что у этой труппы огромный опыт работы в самых разных постановках.

Но, конечно, самым необычным было то, что мы работали над этой постановкой в период глобальной пандемии. Если бы кто-то в прошлом сказал мне, что во время такого международного кризиса я буду ставить балет в Большом театре, я бы ответил, что это безумие, что такого быть не может! И тем не менее это случилось.

Как осложнилась работа над столь масштабной постановкой во время пандемии?

Это был очень трудный процесс. Уже через две недели после того, как приехал в Россию, я сам заболел и вынужден был три недели провести в изоляции. К счастью, моя болезнь протекала не слишком тяжело, и сотрудники Большого театра и отеля, где я жил, всячески поддерживали меня.

Однако три недели быть в полном одиночестве в чужой стране, запертым в гостиничном номере, тоже крайне трудно. В этот период я думал о том, что «Орландо» — это книга об одиночестве. Орландо часто одинок. Странное совпадение, что я сам должен был переживать одиночество, правда, вызванное просто COVID-19.

Как думаете, какова будет реакция российского зрителя на эту постановку? Не боитесь ли вы, что некоторые темы «Орландо» могут быть восприняты как противоречивые или провокационные?

Я всегда волнуюсь перед премьерами. Я работал над постановкой два или три года, и полностью обнажаю свою душу на сцене. Не скрою, у меня были сомнения перед тем, как я решился поставить «Орландо» в России. Однако я обсудил это с Махаром Вазиевым (руководитель балетной труппы Большого театра, — примеч. IngoDance), и он поддержал мою идею. Он сказал, что это прекрасная тема для балета, и, с верной эстетикой и поэзией, она может сработать.

Это роман о различии полов, где гендер главного героя легко меняется: в начале истории Орландо — мужчина, но позднее он просыпается женщиной. Вирджиния Вулф говорит о том, что важно то, какой человек на самом деле, а не то, какой пол мы ему приписываем. Это красивое высказывание о равенстве мужчин и женщин и о том, что гендерная принадлежность, в конечном счете, не имеет никакого значения.

Последние статьи и новости о балете