Майя Михайловна Плисецкая: шаг за шагом на пьедестал

Майя Плисецкая: шаг за шагом на пьедестал

Она выходила на сцену в 7 и в 70, сотни раз исполняла ведущие партии, ставила свои спектакли. Плисецкая не разделяла сцену и жизнь: она жила балетом.

 Дебют «русалки» и старт в балете

Майя Плисецкая родилась в Москве 20 ноября 1925 года в семье дипломата Михаила Плисецкого и актрисы Рахиль Мессерер. В пять лет девочка оказалась в театре впервые, а два года спустя сама вышла на сцену. Маленькая артистка приняла участие в опере Александра Даргомыжского «Русалка». Постановка шла в городке Баренцбург на норвежском архипелаге Шпицберген. Здесь семья Плисецких оказалась из-за службы отца. О своей первой роли Майя Михайловна написала в книге «Я, Майя Плисецкая»: 

«На роль Русалочки, произносившей знаменитый пушкинский текст «а что такое деньги, я не знаю», определили меня. То ли из нашего махрового советского подхалимажа — отец как-никак консул, — то ли я и впрямь была артистична. Нескромно скажу, была. Если и подхалимничали, то не промахнулись. Я с шиком сыграла свою крошечную роль». 

Уже два года спустя Майя Плисецкая поступила в хореографическое училище Москвы. Она обучалась в классе Евгении Долинской, тогдашней солистки Большого театра. Однако вскоре девочка была вынуждена прервать образовательный процесс: отцу нужно было возвращаться из Москвы в Шпицберген. 

В 1935 году Плисецкие вновь приезжают в столицу: теперь Майя занимается во втором классе училища, а ее наставницей становится Елизавета Гердт, бывшая солистка Мариинки. Роль этой балерины в становлении Плисецкой важна: Гердт делилась опытом и обучала юную танцовщицу в течение шести лет. 

Период испытаний и обучения

Печально известный 1937 стал трагическим и для семьи будущей балерины. Отца арестовали в мае, а расстреляли семь месяцев спустя. Через год мать Майи отправилась на спектакль «Спящая красавица» в Большом театре, где одну из ролей исполняла ее младшая сестра Суламифь Мессерер. Рахиль арестовали во время спектакля. Мать Плисецкой как жену врага народа приговорили к ссылке в Чимкент (современный Шимкент) и разлучили с дочерью. Оставшуюся без родителей 13-летнюю Майю удочерила Суламифь. 

К счастью, Рахиль Мессерер не постигла участь ее мужа: в ссылке она даже смогла преподавать танцы, но встречи с семьей долгие месяцы были под запретом. Лишь в 1939 году Майе разрешили навестить мать. Во время этой поездки, на одном из танцевальных вечеров, 14-летняя балерина впервые вышла на сцену с миниатюрой «Умирающий лебедь». Рахиль Мессерер освободили и разрешили вернуться на родину лишь спустя два года.

К тому времени Майя Плисецкая продолжала учиться в хореографическом училище. В 1941 году она приняла участие в выпускном спектакле Леонида Якобсона с номером «Экспромт» на музыку Чайковского. 

Новым испытанием для балерины и ее семьи стала Великая Отечественная война и эвакуация в Свердловск (современный Екатеринбург). Продолжать практику и занятия в прежнем объеме оказалось невозможно: труппа и педагоги были разбросаны по городам. Ситуацию спасла Суламифь Мессерер, которая приехала в свердловскую эвакуацию с идеей поставить «Лебединое озеро». Майя Плисецкая вновь исполняет ведущую партию. 

В эвакуации надолго задерживаться не пришлось: в 1942 году балерина вернулась обратно в столицу. А год спустя окончила хореографическое училище. На выпускном экзамене Плисецкая танцевала Повелительницу дриад из балета «Дон Кихот». После экзамена, сданного на «отлично», она попала в труппу Большого театра — но пока лишь на должность артистки кордебалета с минимальным жалованием. 

Путь наверх: прыжковое мастерство и сольные партии

Настоящий успех ждал Майю Плисецкую после участия в постановке «Шопениана». Она танцевала мазурку — и публика замирала. В своей книге балерина вспоминала: 

«Я за две репетиции с лета выучила прыжковую мазурку в “Шопениане” и станцевала ее с громовым успехом… Я намеренно старалась в пике каждого прыжка на мгновение задержаться в воздухе, что вызывало у аудитории энтузиазм. Каждый прыжок сопровождался крещендо аплодисментов. Я и сама не предполагала, что этот маленький трюк придется так по душе зрительному залу. Успех был взаправду большой».

Балет на музыку Шопена оказался по-настоящему счастливым и принес Плисецкой сольные роли. Ее сценическая карьера развивалась поступательно: сперва она исполняла небольшие, но одиночные партии фей в «Спящей красавице». Затем Плисецкую ждали классические для солисток Маша из «Щелкунчика», Джульетта из балета «Ромео и Джульетта», Царь-девица из «Конька-горбунка».

В 1950 году этап ярких сценических образов продолжился партией Китри в балете «Дон Кихот». Эта роль для артистки стала такой же знаковой, как Одетта-Одиллия из «Лебединого озера». Кстати, премьеру «Дон Кихота» с Плисецкой в роли Китри посетил Рудольф Нуриев, которому тогда было 13 лет. Очевидно, что для будущего танцовщика это выступление стало вдохновляющим образцом балетного искусства. Впоследствии Нуриев вспоминал, что Плисецкая «устроила пожар на сцене». 

Расширяя границы: мировые гастроли и балетмейстерская практика 

В 1950-е годы балерина активно гастролирует как по стране, так и за ее пределами. В 1953 году труппа Большого отправляется в Индию. В поездке Плисецкая встречалась с премьер-министром Джавахарлалом Неру, общалась с жителями страны. Увы, активная социальная позиция стоила ей участия в других гастролях. В поездки по странам Европы и Китаю труппа театра отправилась без Плисецкой, к которой возникли вопросы у сотрудников советских спецслужб. 

Безвыездной период затянулся: в 1958 году, когда артисты Большого гастролировали в Лондоне, а Майя Плисецкая осталась в Москве, она занялась постановкой «Лебединого озера», столь близкого ей в разные жизненные периоды. На сей раз она совместила роли балерины и хореографа. Об отношении публики к Плисецкой красноречиво говорит факт: все билеты на премьеру были раскуплены. Представители правящей верхушки партии первый и последующие спектакли тоже посетили. Тогдашний генсек Никита Сергеевич Хрущев не скрывал, что постановка произвела на него впечатление. 

Сама Майя Михайловна в мемуарах писала о премьере «Лебединого озера» сдержанно и при этом глубоко передавая состояние: 

«Что было в конце актов и после последнего закрытия занавеса — описать невозможно. Шквал. Шторм. Извержение Везувия».

Несмотря на абсолютный успех «Лебединого озера», запрет на выезд из СССР сохранялся до 1959 года. Тогда Плисецкую отпустили вместе с труппой Большого на гастроли в США: американская публика тоже рукоплескала ей. В том же 1959 году балерина стала народной артисткой СССР. 

1950-е принесли Плисецкой не только славу хореографа и возможность выступать на мировых сценах. В 1955 году она встретила своего будущего мужа — композитора Родиона Щедрина. До этого балерина была замужем за латвийским танцовщиком Марисом Лиепой. Отношения Щедрина и Плисецкой завязались после того, как он посетил премьеру балета «Спартак» в Большом театре. Затем приезжал к балерине на репетиции, приглашал ее на прогулки. По воспоминаниям Майи Михайловны, она «без раздумий согласилась». 

Артистка с мировым именем

В 1967 году зрители Большого театра впервые увидели балет «Кармен-сюита». Музыкальное сопровождение создал Родион Щедрин, Плисецкая исполнила главную партию. Однако хореография балетмейстера Альберто Алонсо показалась публике излишне новаторской. Премьера прошла без ажиотажа. 

В следующие десятилетия Плисецкая-хореограф работает с русской классикой. В 1972 году вместе с Натальей Рыженко и Виктором Смирновым-Головановым она ставит в Большом театре «Анну Каренину» на музыку Родиона Щедрина, в 1980 году — чеховскую «Чайку». Про постановку по роману Толстого Плисецкая писала: 

«История музыки уже насчитывает восемь опер на сюжет “Анны Карениной”. Никого не удивляет, что мысль заставить Анну петь, действовать на подмостках драматических театров, воплотиться на экране была неоднократно осуществлена. Убеждена, что и в жанре балета хореографы еще много раз будут обращаться и к этому, и к другим толстовским шедеврам».

Щедринскую «Анну Каренину» ждала долгая сценическая жизнь на сцене Большого — более 100 показов — и телевизионная экранизация в 1974 году. Другие балеты с участием Майи Плисецкой тоже стали фильмами: «Лебединое озеро», «Конек-Горбунок», «Чайка», «Дама с собачкой», «Айседора». 

Для балерины Плисецкой 1980-е годы становятся еще одним гастрольным этапом. Она много выступает на европейской сцене, а в 1983 году и вовсе становится художественным руководителем театра оперы и балета в Риме на полтора года. С местной труппой Майя Михайловна ставит балеты «Раймонда» и «Щелкунчик». Признание театральных критиков не заставило себя ждать: за свои итальянские постановки Плисецкая получила премию в сфере искусств «Виа Кондотти». 

Балерина становится, без преувеличений, человеком мира. В этот же период, с 1988 по 1990 годы, она работает в Королевском театре Мадрида, занимает должность художественного руководителя Национального балета Испании, а также сотрудничает с Монсеррат Кабалье. Плисецкая уже давно больше, чем прима-балерина: она балетмейстер, большой художник. Хотя сама признавалась, что «по натуре больше исполнительница».

«Никогда не рвалась я в хореографы. Не жгла меня эта страсть муками. По всей натуре своей я более исполнительница. Хотя фантазий, идей всегда было в избытке. Мои малые хореографические пробы являлись на свет силою обстоятельств».

Своему призванию действующей артистки, гениальной танцовщицы Майя Плисецкая была верна до 65 лет. Блистательная долгая сценическая карьера сделала ее живой легендой мирового балета. 

Последней постановкой для Плисецкой стала чеховская «Дама с собачкой»: балерина танцевала на сцене Большого в 1990 году. После этого Майя Михайловна покинула театр, но не балет. 

В 1990-е она сотрудничает с мировыми хореографами, участвует в концертах, дает мастер-классы и ведет активную общественную работу. Например, организует международный конкурс для артистов балета «Майя» и становится в нем председателем жюри. А еще Плисецкая преподает в Московском государственном университете и пишет автобиографические книги. 

Сцена тоже не ушла из ее жизни: в 1995 году 70-летняя балерина в день своего рождения танцевала сольный номер «Аве Майя», написанный для нее французским хореографом Морисом Бежаром.

Плисецкую обожали даже на другой стороне земного шара. В 2000 году она исполнила партию Небесной феи в постановке «Крылья кимоно» в Японии. Три года спустя поставила в Токио номер для мюзикла «Аида» на музыку Верди. 

Последние годы жизни балерина с мужем провела в Мюнхене, появляясь в России лишь изредка. 2 мая 2015 года Майя Михайловна Плисецкая скончалась, не дожив до своего 90-летия несколько месяцев. 

Ее уход абсолютно справедливо сравнивали с концом эпохи. Танцовщик Михаил Барышников назвал Плисецкую «одной из величайших танцовщиц нашего времени, музой Ив Сен-Лорана и Пьера Кардена, прекрасной и грациозной…»

У великой балерины нет могилы: она завещала развеять свой прах вместе с прахом мужа, Родиона Щедрина, когда его не станет. Три года назад в интервью композитор сказал: 

«У меня была великая жена, с которой у меня были исключительные отношения. Мы понимали друг друга с полуслова. Я отношу это главным образом к ее характеру, к ее терпимости. Я был счастлив с ней безмерно, бесконечно. Мне с ней было всегда интересно».

Последние статьи и новости о балете