Великая «босоножка» Айседора Дункан

Великая «босоножка» Айседора Дункан

Американская танцовщица, противница канонов, основоположница свободного танца, мировая звезда и жена великого русского поэта... Рассказываем о творчестве, любви и трагедии Айседоры Дункан.

Начало творческого пути

Дора Энджела Дункан была четвертым ребенком в семье калифорнийского банкира, впрочем, когда девочка родилась, ее отец уже разорился и сбежал в неизвестном направлении с остатками денег. Прежде обеспеченная семья осталась без кормильца и стала в буквальном смысле выживать.

Все дети Дунканов умели танцевать и зарабатывали платными уроками хореографии, а Дору и вовсе ничто другое не интересовало — в 10 лет она бросила школу и полностью посвятила себя призванию. Тогда же и стали рождаться первые движения, характеризующие ее уникальный стиль.

Позже юная танцовщица начала выступать в ночных клубах под именем Айседора Дункан (Isadora Duncan). Ее естественные движения, греческий хитон и босоногость казались зрителям настоящей экзотикой и вызывали восторг. 

В начале XIX века Дунканы переехали в Европу — сначала в Лондон, потом в Париж, где девушке посчастливилось поработать в коллективе своего кумира Лои Фуллер — актрисы, танцовщицы и основоположницы хореографического стиля модерн. Вместе они создали номера «Танец огня», «Танец серпантин», «Божественная босоножка», гастролировали по Европе. К Айседоре пришли деньги и слава, которые позволили ей начать сольную карьеру. 

Мировое признание и вклад в развитие танцев

В 1902 году выступление в Будапеште стало первым большим успехом танцовщицы, а уже через год она стала исполнительницей с мировой славой.

В 1903 году Дунканы жили в Греции, где танцовщица обучалась античной пластике, которая позже станет узнаваемой чертой ее авторского стиля. Тогда же по инициативе Айседоры был построен храм танца на холме Копанос. Сегодня это действующий Центр изучения танца имени Айседоры Дункан и Раймонда Дункан. 

В 1904 году танцовщица открыла школу недалеко от Берлина, в городке Грюневальде. В том же году состоялись ее первые концерты в Москве и Санкт-Петербурге.

Айседора, вдохновленная Ницше, считала, что пластично двигаться нужно учиться каждому человеку, о чем написала в своей книге «Танец будущего». Практически все свои гонорары она вкладывала в открытие и содержание новых школ. Она удочерила 6 девочек из числа своих учениц, да и остальных воспитывала как собственных детей. Ученицы не дали танцовщице свести счеты с жизнью, когда в автомобильной катастрофе погибли двое ее родных детей — семилетняя дочь Дердри и трехлетний сын Патрик.

«Айседора, живите для нас. Разве мы — не ваши дети?» — умоляли скорбящую и сломленную Айседору девочки.

В попытке исцелить душу танцовщица вскоре снова забеременела, но новорожденный сын прожил всего несколько часов. Трудно вообразить, каково было Дункан продолжать жить после таких трагедий, но она не только жила, но и танцевала. 

Пластика Дункан была чувственной, эротичной, но никто не упрекал ее в вульгарности или излишней откровенности. Айседора отрицала каноны, свобода ее движений рождалась из природной естественности. 

Вот как она сама говорила об этом: «Я не собираюсь учить вас танцам. Я просто хочу научить вас летать, как птицы, гнуться, как молодые деревца под ветром, радоваться, как радуется под майским утром бабочка, дышать свободно, как облака, прыгать легко и бесшумно, как серая кошка».

Айседора Дункан в России и СССР

Концерты танцовщицы в Санкт-Петербурге посещали члены императорской семьи и первые лица русского балета — Лев Бакст, Михаил Фокин, Сергей Дягилев, Матильда Кшесинская. Танец Дункан был во многом противоположен академическому, но влияние «дунканизма» коснулось и балета — руки балерин стали более свободными. Русские «дунканисты» открывали собственные школы, самой известной из которых была студия музыкально-пластического движения «Гептахор», просуществовавшая 19 лет.

В 1921 году советские власти официально предложили Айседоре Дункан открыть школу в Москве при государственной финансовой поддержке. Танцовщица верила, что именно здесь, в новом советском мире, свободном от буржуазности и неравенства, она сможет по-настоящему творить, но все оказалось не так радужно — финансирования не хватало даже с учетом средств, которые вкладывала сама Дункан. Послереволюционный холод и голод изматывали, 40 девочек, принятых на бесплатное обучение, летом сами выращивали урожай на год вперед, чтобы было чем питаться. 

Вечно влюбленная 

Личная жизнь Айседоры была полна страстей и мимолетных романов. Остро нуждающаяся в любви танцовщица редко была одна — у нее всегда был объект обожания, но при этом она высоко ценила собственную свободу. Главным мужчиной в ее жизни и единственным официальным мужем стал поэт Сергей Есенин, который был младше на 18 лет. Они познакомились в 1921 году, а в 1922 поженились, взяв двойную фамилию Дункан-Есенины. Горячий, вспыльчивый поэт не раз поднимал руку на танцовщицу, но она оправдывала его депрессией и прощала. Первый год брака они провели в Европе и Америке, где Айседора организовывала мужу переводы и публикации. Депрессия на чужбине у Есенина только усиливалась, и в 1923 году поэт вернулся на родину, а в 1924 году танцовщица уехала в Париж, где позже получила телеграмму: «Я люблю другую женщину, женат, счастлив».

В 1925 году умер Есенин, а в 1927 году несчастный случай унес жизнь Айседоры Дункан. В Ницце во время автомобильной прогулки с мужчиной длинный шелковый шарф, накинутый на шею танцовщицы, попал в спицы колеса и сломал ей шею.

По одной из версий очевидцев трагедии, последней фразой великой «босоножки» было: «Прощайте, друзья! Я иду к славе», по другой — «Я иду к любви».

Последние статьи и новости о балете