Балет: к победе без стеснений

Балет: к победе без стеснений

Записать видео классического танца продолжительностью от 5 до 15 минут, отправить его на адрес конкурсной комиссии balletonstage@bolshoi.ru и верить в собственный успех — пожалуй, такого короткого пути в балет Большого еще никогда не было. Главный театр страны совместно с компанией «Ингосстрах» завершает промежуточный заочный этап отбора в молодежную региональную балетную программу. Худрук балета Большого театра Махар Вазиев рассказал и о том, кто судьи, и почему за любимых артистов не могли проголосовать сами зрители, и о конкуренции среди молодых артистов. Но пока оставил в тайне имена своих фаворитов.

Молодежная балетная программа Большого театра для артистов балета — в чем особенность и конечная цель этого проекта?

Прежде всего, это региональный проект. «Региональный» — не просто фигура речи. Понятно, что сегодня те возможности, которыми обладает Большой театр и балет Большого, едва ли есть у других школ страны. Они учат, и там есть весьма неплохие педагоги, но их выпускники остаются там же, на местах. Дальнейшие шаги для танцоров очень сложны. Мы же даем возможность пройти стажировку — при условии, что кандидаты обладают данными и базовой школьной выучкой, необходимой для прохождения нашей программы. Пройдя все этапы, большинство участников возвратятся домой. Но у них появится огромный шанс позже быть принятыми в труппу Большого театра.

Программа рассчитана на поток или ее условия индивидуальны для каждого артиста?

Речь не идет о конкретных сроках: пять месяцев, шесть или семь. Все ведь индивидуально: кто способнее, кто восприимчив — тот быстрее схватывает. И я уверен, что поток будет не один, и программа станет постоянным источником кадров для нашей балетной труппы.

Махар Хасанович, неужели такая нехватка кадров, что Большой пошел в регионы и хочет создать своеобразную сборную России?

Конечно, речь не идет о том, что сегодня ощущается нехватка кадров. Конечно, нет! У нас абсолютно иные задачи. Далекие от идеи собрать сборную по балету. Понимаете, для сборной не нужна молодежная программа. У меня же есть полная информация обо всех труппах России, я могу просто позвонить тому или иному человеку и сказать: приглашаю, пожалуйста, приезжай. Задачи молодежной программы в другом — вдохновлять.

На первом этапе молодежной балетной программы Большого уже понятно, какой из регионов в России больше прочих уверен в собственных силах? Откуда пришло больше всего заявок?

Я вас удивлю! Можно было бы рассказать, какие регионы более ярко себя проявляют, где наличествует школа классического танца. Но интереснее то, откуда к нам приходили заявки. Например, выступление девочки с Северного Кавказа — я был поражен! И первый вопрос: кто педагог этой девочки? По тем или иным причинам хорошие, толковые педагоги не всегда оказываются в лучших школах или театрах, остаются на местах. И там, не имея всей нужной инфраструктуры для создания классического танцовщика, тем не менее умудряются научить! Эти, даже отдельные, примеры вызывают колоссальное уважение, поэтому я бы сейчас не выделял какие-то регионы особо.

А сколько заявок на заочном этапе вы получили и отсмотрели? Уже понятно, сколько явных претендентов на победу?

Заявок очень много, даже не считал. В первый сезон программы возьмем, думаю, семь-восемь, максимум десять человек. Дальше будем смотреть.

А как определяли лимит? Большему числу будет сложно дать, что им нужно?

Начнем с того, что артисты, которых мы пригласим, будут на нашем обеспечении. Они же не будут в это время работать. Низкий поклон «Ингосстраху» за поддержку проекта: участникам оплатят дорогу и предоставят стипендию. Обеспечить жильем — это Большой театр берет на себя. Поэтому семь-десять человек — оптимально. Хотя… Если вдруг появится 15 или 20 экстраординарно способных претендентов — что ж, будем решать. Но пока действуем по плану.

Кто помимо вас входит в конкурсную комиссию?

На первом этапе я сам просматриваю выступления. А вот когда артисты уже приедут и вживую будут демонстрировать свои возможности, на смотр смогут прийти все, кто желает, — и педагоги, и ведущие солисты. Это же интересно!

Махар Хасанович, в эпоху онлайна не было желания привлечь интернет-аудиторию? Сделать из смотра интерактивное шоу с голосованием в соцсетях, с призом зрительских симпатий?

Вы знаете, поскольку мы занимаемся балетом профессионально, то важен именно профессиональный взгляд. Мы помним, что у участников программы есть шанс пополнить труппу Большого театра. Я вообще не большой любитель принимать решения, когда в составе комиссии находятся люди, не несущие никакой ответственности. Мне, конечно, интересно мнение любителей, но куда важнее – мое собственное видение и видение моих коллег! Поэтому ваш призыв…

Позвольте, но это был не призыв, а вопрос, почему вы не последовали модной тенденции.

Да, вы сказали, что сегодня так модно. Это звучит как некий призыв. Давайте рассуждать. Допустим, мы создадим мировое жюри — а кому потом отвечать за все? Извините, но если мне, то, наверное, я и должен иметь право принимать решения. Как существует спорт высоких достижений, так и Большой театр — искусство самого высокого мирового уровня. И здесь, чтобы соответствовать, принимать решения, участвовать в принятии решения, нужны суперпрофессионалы. Не хочу никого обижать и умалять чье-либо достоинство, но этот отбор — удел профессионалов. А для онлайн-сообщества мы будем развивать другие темы.

Те, кто принял участие в заочном этапе, переживают, ведь очный этап отбора был запланирован на февраль. Что-то изменилось?

Среди тех, кто прислал заявки, я, не буду скрывать, уже выбрал. Но поток еще продолжается. Поэтому очный просмотр проведем в 20-х числах февраля.

Очный этап неизбежно связан с волнением, ведь это уже не просто выступление в привычных для артиста условиях. Сможет ли комиссия сделать правильный выбор? 

Страх, тревога, беспокойство всегда присутствуют, когда актер участвует в просмотре, не говоря уже о выходе на сцену. Но как бы он ни волновался, видно, какие данные у человека, как он владеет мастерством, какая у него школа, насколько она крепка, профессиональна, грамотна. Волнение здесь, конечно, играет роль, но, поверьте, несущественную. Очень хорошо помню первые просмотры, когда начал работать в «Ла Скала», — у них в этом плане жесткие условия. Заходит артист, называет свой номер, называет вариацию, из какого балета. Неплохо начинает, но от волнения не выходит вторая часть вариации. Я его останавливаю, предлагаю: «Вздохни и еще раз сделай». Мне говорили: «Так нельзя, маэстро!» Возражал: «Почему нельзя? Это просмотр. Иначе мы можем пропустить яркие таланты».

То есть молодые артисты на сто процентов могут быть уверены, что оценка будет справедливой, но доброжелательной?

Поймите, здесь же речь идет не о том, что они приедут, покажут урок, а потом вариации. Если во во время исполнения что-то не вышло, ну конечно же я артиста остановлю, скажу: «Сделай еще раз!»

А кто будет заниматься с молодыми артистами из регионов? Может быть, и для вас это возможность посмотреть в деле на каких-то новых педагогов?

Они будут работать с разными педагогами — и с молодыми, и, конечно, с заслуженными. Нужно понимать, что Большой театр и балет Большого театра — это огромная империя. И наряду с тем, что мы должны растить новое поколение артистов, мы также должны подготовить новое поколение педагогов. Сегодня у нас в этом направлении работа идет активно. Среди молодых и достойных, пополнивших наши ряды, я могу назвать Марию Аллаш и Анну Леонову. Это Петр Казьмирук — замечательный педагог, который работает с мужским составом кордебалета. Это яркая Елена Панина. Это и Руслан Скворцов, которому я сегодня дал возможность работать, чтобы посмотреть, как у него будет развиваться педагогическая линия. Это Соня Любимова, Саша Волчков, Миша Лобухин и многие другие. Это необходимость, я должен готовить смену, хотя успешно работают наши старшие, авторитетные, уважаемые педагоги.

Артисты приедут в Москву, наберутся опыта, пообщаются с педагогами Большого, а те педагоги, которые участников учили в регионах, — их авторитет при этом не будет обесценен?

Понимаете, в чем дело: тех, кого мы в итоге пригласим участвовать в нашем проекте, обучали определенные педагоги. Это автоматически говорит об их уровне и репутации. По сути, мы хотим поддержать и педагогов, которые научили артистов тому, что они сегодня умеют. Педагог всегда остается в тени, даже за известными артистами. Такова специфика этой работы.

То есть молодежная балетная программа — только часть масштабного проекта?

До пандемии совместно с «Ингосстрахом» мы разрабатывали план поддержки региональных школ. Встретились со многими руководителями. Я считаю, надо помогать, поддерживать школы в регионах. Там замечательные педагоги. Не всегда у них самые лучшие условия, но они самоотверженно трудятся, отдаются работе полностью. Когда мы встречались с руководителями школ, очень многие их трудности стали нам виднее и понятнее. А ведь мы делаем общее дело. И в этом смысле мы, я сейчас имею в виду Большой театр и Мариинский театр прежде всего, конечно, должны помогать регионам, где существуют проблемы.

Уже ясно, что будете делать в этом направлении и когда?

К сожалению, эта работа пока прервалась по известным причинам. Но мы обязательно к ней вернемся — по мере того, как ситуация будет улучшаться. Например, будут общие выступления на сцене Большого театра. Обмен педагогами, артистами. «Ингосстрах» также готов поддержать региональные школы. Обсуждались многие вещи, так что я уверен: действовать в этом направлении мы в дальнейшем продолжим, и уже с конкретными решениями.

Стажировка в Большом — уникальная возможность для артистов не только российских театров. Не было желания стереть границы?

Вы даже не представляете, какое количество артистов из-за рубежа присылают свои видео. Но ведь это абсолютно российский проект. Мы даже не называли его международным. Я не знаю, что случилось с миром. И прислали свои записи достаточно молодые артисты. Они, конечно, по-разному обучены, но с точки зрения материала — потрясающие, просто потрясающие. И фактуристые, и способные, и с хорошими, красивыми пропорциями, ногами. Из Чехии, Финляндии, Франции… Раз уж из разных стран вдруг хлынула такая волна жаждущих поучаствовать, возможно, в будущем мы будем расширять географию — и я не исключаю, что в дальнейшем мы сделаем аналогичный международный молодежный проект.

Если посмотреть на молодежную балетную программу немного со стороны, то для балетного мира это возможность еще больше усилить конкуренцию. Оправдано ли это?

Конкуренция должна быть. За время существования классического балета и театра, оперы и балета вообще, в России сложились определенные традиции, определенная форма работы. С одной стороны, у нас очень гибкая система, а также самый молодой балет — у нас всегда учитывался критерий 20-летнего стажа, и за счет этого происходила быстрая смена поколений. Исключения есть, когда это касается выдающихся людей. Но и принципиально у нас система отличается тем, что внутри компании существует возможность колоссальной конкуренции. На Западе есть четкая классификация, и пока не освободится место солиста, изменений не будет. А когда это случится? Например, через четыре года. И если вы явный претендент на это место, у вас возникает вопрос: мне ждать еще четыре года или уйти в другой театр? Это жесткая система, и при ней легко прозевать самое главное — талант человека. Именно поэтому мы ориентируемся на другое и всю систему выстраиваем под талант.

Молодежная балетная программа Большого, похоже, станет частью этой системы. Есть уже понимание, когда начнется следующий отбор?

Давайте мы пока начнем в 2021 году, а в дальнейшем… Может быть, как я уже говорил, сделаем программу международной. Посмотрим.

Что вы можете посоветовать участникам — тем, которые еще не решили, отправлять заявки или нет, может быть, не на этот этап?

Сказать тем, кто желает участвовать в этом проекте, но думает, что в Большой театр не попасть: поверьте мне, у нас — абсолютная транспарентность!  Я уже слышал: вот, мол, тут нужно иметь какие-то связи, знакомства... Связь должна быть только с талантом и способностями!  Если они есть — стоит участвовать. Мы хотим дать профессиональным артистам самые широкие возможности в их совершенствовании, дать им возможность еще полнее раскрыть свой талант. И это — наша конечная цель.

Махар Хасанович, а насколько возможно, что вы как носитель культуры классического танца инициируете или поддержите шоу «Балет» из разряда проектов вроде «Танцев на льду» или «Голоса»?

Вы знаете, все столь бурно развивается… Давайте так: вы изначально правильно сказали — «шоу». Что такое шоу? Шоу — это демонстрация, показ. Конечно, мы не шоу занимаемся. Но я бы не стал консервативно говорить: «Нет-нет-нет!» Если это будет интересно, художественно, ярко, если это будет провоцировать на движение — я не исключаю ничего.

Последние статьи и новости о балете