Драгоценности

  • Историческая сцена
  • Балет Джорджа Баланчина в трех частях
  • 6+

Драгоценности

  • Сцена

    Историческая сцена
  • Премьера

    5 мая 2012 г.
  • Продолжительность

    2 часа 30 минут.
  • Возрастное ограничение

    6+
  • ИЗУМРУДЫ

    на музыку Габриэля Форе
  • РУБИНЫ

    на музыку Игоря Стравинского Нотный материал предоставлен компанией Boosey & Hawkes Music Publishers Limited
  • БРИЛЛИАНТЫ

    на музыку Петра Чайковского
  • Педагоги-репетиторы

    Сандра Дженнингс, Мэррилл Эшли, Пол Боуз
  • Художник-постановщик

    Альона Пикалова
  • Художник по костюмам

    Елена Зайцева
  • Дирижер-постановщик

    Павел Сорокин
  • Хореография

    Джорджа Баланчина © The George Balanchine Trust

Постановка подготовлена в сотрудничестве с Фондом Джорджа Баланчина® и выполнена в соответствии со стандартами Стиля Баланчина® и Техники Баланчина®, установленными и предоставленными Фондом.

«Драгоценности» — это «словно и завтрак, и ланч, и обед у Тиффани»


Драгоценности

1. Екатерина Шипулина, Владислав Лантратов.
2. Екатерина Крысанова, Вячеслав Лопатин.
3. Ольга Смирнова, Семен Чудин.
Фото Дамира Юсупова.

«Драгоценности», поставленные Джорджем Баланчиным для его труппы Нью-Йорк сити балет в 1967 г., вошли в историю как первый «полнометражный» бессюжетный балет. Его ждала счастливая судьба: он обошел многие сцены мира и неизменно пользовался громким успехом.


История создания великого произведения искусства всегда обрастает множеством легенд. Существует версия, что хореограф Баланчин и ювелир Клод Арпель познакомились, будучи в гостях у третьей знаменитости — скрипача Натана Мильштейна. Но выяснили, что их интересы «пересекаются», когда Баланчин обозревал витрины магазина знаменитого ювелирного дома Van Cleef & Arpels на Пятой авеню. Арпель спустя десятилетия хранил впечатления, полученные от просмотра спектаклей Дягилевской антрепризы. Баланчину, завороженному блеском драгоценных камней, пришла идея поставить балет, в котором танец мерцал бы и переливался, подобно свету, играющему на их гранях.

Считается также, что каждый камень символизировал один из трех этапов жизненного и творческого пути балетмейстера: «Изумруды» на музыку Г. Форе отражали изысканность и элегантность Франции, присущие также и французской балетной школе, «Рубины» на музыку И. Стравинского отдавали дань острым синкопированным ритмам Америки с ее Бродвеем, а «Бриллианты» (музыка — П. Чайковского) стали ностальгическим воспоминанием о кристальной чистоте школы императорского петербургского балета.

Компания Van Cleef & Arpels, которой выпала честь стать вдохновительницей одного из самых знаменитых хореографов XX века, сама вдохновлялась искусством балета еще задолго до исторической встречи Баланчина и Клода Арпеля. «Танцующая» брошь, изображением которой были украшены афиши премьеры-2012 в Большом (она называется «Испанская танцовщица»), была создана в 1941 г. С тех пор ювелиры фирмы не раз обращались к танцевальным мотивам. Кульминации же своей эти мотивы достигли в 2007 г., когда «Драгоценности» были поставлены в Лондоне в королевском театре Ковент-Гарден. Тогда в честь сорокалетия мировой премьеры шедевра Баланчина была разработана и представлена коллекция Ballet précieux — Драгоценный балет.

Благодаря тесному сотрудничеству с компанией Van Cleef & Arpels спектакль Большого «оделся» в эксклюзивные одежды: художник по костюмам Елена Зайцева и сценограф Альона Пикалова были допущены в святая святых — «архивные» хранилища ювелирного дома, где изучили самые знаменитые экспонаты, также ставшие для них отправной точкой в работе над новым спектаклем.

Почти ни один опус, посвященный «Драгоценностям», не обходится без упоминания цитаты из рецензии известного американского балетного критика английского происхождения г-на Клайва Барнса. Она настолько эффектна, что трудно противиться искушению:

«Едва ли Джордж Баланчин когда-либо прежде создавал опус, в котором замысел нашел бы столь прочную опору, изобретательность была бы столь образной, а концепция столь впечатляющей, как в трехактном балете, мировая премьера которого состоялась вчера на сцене Театра штата Нью-Йорк».
«Нью-Йорк таймс», 14.4.1967.

Несколько реже цитируется другое его высказывание, еще более афористичное, в котором восхищение сквозит тем больше, что оно приправлено изрядной долей юмора: «Драгоценности» — это «словно и завтрак, и ланч, и обед у Тиффани».

Потому что «Драгоценности» Баланчина — и есть воплощение настоящего романа с камнем, эфемерного, как сама мечта, не предназначенная для хранения в сундуках и сейфах.

Купить билеты