Оглушающая премьера: «Весна священная» больше века на сцене

Оглушающая премьера: «Весна священная» больше века на сцене

В конце мая, 108 лет назад, состоялась премьера балета «Весна священная». Как идея, пришедшая к Стравинскому во сне, навсегда изменила мир балета?

История создания и громкая премьера

Стравинский вспоминал, что задумка «Весны священной» началась с видения: ему приснилась история девушки, принесенной в жертву языческим богам. 

Хореографию в балете поставил Вацлав Нижинский — это был его первый серьезный опыт в качестве балетмейстера. До «Весны священной» Нижинского уже знали как артиста со всемирной славой, ведущего танцовщика в балетах Михаила Фокина. 

Декоратором в постановке выступил художник Николай Рерих. Вместе со Стравинским они разработали план сценического действия, создали эскизы костюмов и сценические задники, придумали названия танцев. Также Рерих участвовал в написании либретто. 

Наконец, еще одним участником звездного состава постановки был Сергей Дягилев. «Весна священная» стала одной из жемчужин «Русского балета». 

Премьера состоялась в парижском Театре Елисейских полей 29 мая 1913 года. Реакция публики оказалась неожиданной.

Стравинский впоследствии вспоминал: «Слабые протесты по адресу музыки можно было уловить с самого начала спектакля. Затем, когда поднялся занавес и на сцене оказалась группа прыгающих Лолит с вывернутыми внутрь коленями и длинными косами («Пляска щеголих»), разразилась буря».

Такая реакция шокировала композитора. Игорь Стравинский буквально выбежал за кулисы, тем временем Сергей Дягилев поочередно опускал и поднимал рубильник. Свет в зале мерцал — так импресарио пытался утихомирить толпу. Но людей уже было не унять: ругань и свист переросли в драку, слышались крики и смех, поклонники и противники постановки сходились в перепалках. Под такой «аккомпанемент» артисты пытались дотанцевать постановку, а полиция — вывести самых громких зрителей. 

Впоследствии Дягилев назвал эффект премьеры «оглушающим». Истина в таком определении точно была.

Революция на сцене

Игорь Стравинский писал, что в создании «Весны священной» ему помогал «только слух». 

«Я слышал и записывал то, что слышал. Я тот сосуд, сквозь который прошла “Весна священная”».

Постановка не зря вызвала у парижской публики смешанные чувства. Хореография оказалась революционной. Вместо разведенных мысков — нарочито криво поставленные стопы, балерины приземлялись не на согнутые ноги, а на прямые. В этом скрывалась важная метафора: привычная балетная легкость и гибкость уступила место соединенности, слитности с землей. Для древних людей, изображенных в постановке, такая характеристика была очень важна. 

Концептуальным смыслом балета стал языческий ритуальный танец с его первобытными эмоциями. По сюжету в постановке разворачивается священный ритуал поклонения земле. Люди приветствуют ее после зимнего сна, целуют и вытаптывают, будто сбивая верхний мерзлый слой. А кульминацией, к которой готовятся участники ритуального действа, становится обряд жертвоприношения. Выбранная для этой сакральной и священной цели девушка танцует до тех пор, пока не упадет без сил. Свою силу и энергию через землю она передает весне, которая после ритуала окончательно вступает в свои права. Девушка же, утвердившись в роли Великой Жертвы, погибает. 

В этой древней метафоре Стравинский видел начало новой жизни, которая приходит на землю каждую весну. Возможно, поэтому движения артистов на сцене так напоминали «царапанье, грызню, возню птиц и зверей». 

Впоследствии «Весна Священная» стала настоящим символом балетного модерна и оказалась точкой отсчета для новой эпохи классического танца в XX веке. «Весну» неоднократно видели зрители мировых театров и слушали посетители консерваторий, что еще раз доказывает: музыка и танец в этом балете неразрывно слиты, ценны сами по себе и в своем дуэте.

Последние статьи и новости о балете