Примы Мариинского театра: ХIХ век

Примы Мариинского театра: ХIХ век

Во второй половине XIX века в петербургском балете началась золотая эпоха постановок Мариуса Петипа. Рассказываем о балеринах, которые украсили их талантом и мастерством.

Екатерина Вазем (1867–1884)

Екатерина Вазем была принята в Мариинский театр в 1867 году и сразу же дебютировала в главной партии в балете «Наяда и рыбак». Балерина часто танцевала в постановках Сен-Леона, в том числе и неудачной «Золотой рыбке», и в нашумевшем «Коньке-Горбунке», но прославили ее балеты Петипа. Одним из самых знаковых стал балет «Дочь Фараона», где она в 1870 году исполняла сольные танцы, а год спустя станцевала ведущую партию — дочь фараона Аспиччию. Позже были главные партии в «Бандитах», «Баядерке», «Дочери снегов», «Зорайе», «Пахите». В 1874 году Петипа специально для Вазем поставил «Бабочку». Зрители, критики и коллеги высоко отзывались о технике балерины, например балетмейстер Карло Блазис замечал, что «в ее танцах видны правильность и отчетливость», «ее pas terre-a-terre живы, блестящи, полны необыкновенной быстроты».

Балерина неоднократно получала официальные приглашения на сцены Нью-Йорка и Филадельфии, но чтобы не отпускать артистку на гастроли, дирекция театра стала платить ей повышенное жалование в размере 6 000 рублей с предоставлением трехмесячного отпуска.

Вирджиния Цукки (1885-1888)

Вирджиния Цукки своим приходом в Мариинский открыла недолгий, но знаковый период сотрудничества театра с зарубежными балеринами. Цукки была очень техничной танцовщицей, при этом необычайно выразительной — актерским талантом балерины восхищался сам Станиславский. Ее дебют в Петербурге состоялся в главной партии монументального балета Петипа «Дочь фараона», а чуть позже балерина станцевала Пахиту в его одноименной постановке. Итальянка работала в России всего три года, но сумела оказать творческое влияние на младшее поколение балетных артистов, среди которых была юная Матильда Кшесинская. 

В будущем Кшесинская напишет в «Воспоминаниях»: «Мне казалось, что я впервые начала понимать, как надо танцевать, чтобы иметь право называться артисткой. Цукки обладала изумительной мимикой. Всем движениям классического танца она придавала необычайное очарование, удивительную прелесть движений и захватывала зал. Я сразу ожила и поняла, к чему надо стремиться, какою артисткой надо быть».

Матильда Кшесинская (1890-1917)

В Санкт-Петербургском театральном училище Матильда Кшесинская училась у Екатерины Вазем, ставшей к тому времени очень строгим и требовательным педагогом. На выпускном экзамене присутствовал Александр III, который дал юной танцовщице напутствие: «Будь украшением и славой нашего балета!» Балерина сполна оправдала возложенные на нее надежды — спустя 6 лет работы в Мариинском театре она стала примой и станцевала все ведущие партии, большинство из которых были в балетах Петипа. Ее успеху способствовали вовсе не связи «наверху», о которых в 2017 году снят фильм Алексея Учителя «Матильда», а невероятная работоспособность. Она часами стояла у станка и брала уроки у Энрико Чекетти, чтобы потеснить итальянских звезд, и первой из русских балерин сделать 32 фуэте. Кшесинская выработала уникальный стиль, сочетающий в себе виртуозность итальянской и лиричность русской балетных школ.

На выпускном экзамене присутствовал Александр III, который дал юной танцовщице напутствие: «Будь украшением и славой нашего балета!»

Пьерина Леньяни (1893-1901)

В 1893 году в Петербург приехала ведущая солистка La Scala Пьерина Леньяни. К тому моменту балерина уже покорила европейскую публику своей виртуозностью — итальянка обладала сильной пальцевой техникой, с легкостью выполняла тройные пируэты и невиданное прежде на русской сцене количество фуэте. При этом Леньяни приняла приглашения поработать в Мариинском театре не только ради признания русским зрителем, но и чтобы поучиться у сильных педагогов — Легата и Иогансона. В первый же год работы в Мариинке балерина станцевала Сандрильону в балете «Золушка», продемонстрировав публике не менее 28 фуэте, чем произвела настоящий фурор. В то время Петипа и Иванов работали над «Лебединым озером», и Леньяни утвердили на партию Одетты-Одиллии. В 1895 году состоялась премьера балета. В третьем акте в образе Одиллии балерина повторила свои знаменитые фуэте, но если этого от нее ожидали, то поэтичность ее Одетты стала откровением — оказалось, что виртуозная танцовщица способна подчинить эффектность чувству.

В 1901 году Пьерина Леньяни завершила свою работу на русской сцене балетом «Камарго». Она осталась в истории балета последней иностранной балериной, выступавшей в Императорском театре.

Мы рассказали о балеринах Мариинского театра ХIХ века, но в тот период в Императорских театрах Петербурга блистали и другие примы, например Мария Суровщикова-Петипа и Марфа Муравьева, о которых мы обязательно расскажем позже.

Последние статьи и новости о балете