Стань участником «Молодежной балетной программы» Большого Театра,
организованной при поддержке компании «Ингосстрах»!
Топ-3 современных исполнителей партии Щелкунчика

Топ-3 современных исполнителей партии Щелкунчика

В любом классическом балете именно исполнители главных партий определяют разницу в спектаклях. Истинные балетоманы предпочтут танцовщика, который лучше исполняет cabriole и grand jete en tournant, а также другие важные элементы классического экзерсиса. Анастасия Исаева рассказывает про трех современных исполнителей партии Щелкунчика и обозначает критерии, на которые стоит обратить внимание.

Денис Родькин

Премьер Большого театра довольно часто исполняет роли принцев в классических спектаклях. Будучи подопечным Николая Цискаридзе, в начале своей карьеры Денис Родькин впитал в себя лучшие традиции Большого театра: выразительность жестов, амплитуду движений, техническую оснащенность и, конечно, индивидуальность.

С одной стороны, вариация Принца кажется довольно простой, потому что длится менее минуты. Но наполненность сложными элементами, которые поставлены один за другим, делают ее сложной для исполнителя.

Денис Родькин обладает прекрасным баллоном, который он сразу демонстрирует нам в череде первых grand jete по диагонали. При этом подходы к большому прыжку как grand jete сопряжены с brise — такое сочетание крупных и небольших прыжков делает для зрителя танец легким.

Далее следуют двойные туры в воздухе, их важно не только исполнить по канону классического балета, но и закончить элемент в пятую позицию. Родькин прекрасно исполняет эту часть вариации, украшая ее четким апломбом в позе arabesque. И, конечно, последняя часть вариации усиливает накал благодаря пируэтам, которые особенно эффектно смотрятся, когда их выполняют на одном месте.

Заключительная часть вариации поставлена не совсем типичным образом, поскольку включает в себя женский элемент — fouetté; как правило, в мужском танце он не используется. Принц Дениса Родькина настолько бравурно справляется со всеми pas, что танец смотрится сплошной линией, как это и должно быть.

Кимин Ким

Премьер Мариинского театра — один из самых ярких танцовщиков современного поколения. Кимин Ким учился в Корее, но у русских педагогов. Благодаря этому абсолютно во всех его партиях просматриваются стандарты русской балетной школы.

Кимин Ким одарен невероятной легкостью исполнения. Даже такие непростые элементы, как saut de basque, jete entrelace e entrechat он выполняет всегда настолько грациозно, что кажется, что для него не существует закон притяжения.

Вариация принца в «Щелкунчике» в исполнении Кимин Кима технически усложнена, что встречается очень редко — обычно танцовщики не меняют хореографию в сторону усложнения элементов. Кимин Ким идет по другому пути: в первой части вариации исполняет два подряд двойных тура, что считается большой сложностью в классическом балете. Как правило, уже после исполнения усложненной первой части танцовщик удостаивается оваций публики.

Во второй части вариации он демонстрирует образцовое положение passe во время воздушных туров, а руки его следуют всем правилам исполнения port de bras. Это сочетание pas смотрится не только виртуозно, но и элегантно. Последняя часть вариации — cabriole — удается Киму особенно хорошо: они выполнены с продвижением вперед, при этом сохранена позиция arabesque в руках и корпусе, а ноги в воздухе точно собраны в пятой позиции.

Принц Кимин Кима обладает всеми необходимыми характеристиками: техническая оснащенность, апломб, невероятный баллон и яркая индивидуальность.

Иван Зайцев

Премьер Михайловского театра и один из видных танцовщиков Санкт-Петербурга несколько лет работал в театре Бориса Эйфмана, танцевал современную хореографию — этот опыт придал его танцу особую пластику.

Принц Ивана Зайцева технически безупречен. Все элементы, начиная с первых arabesque и renversé en attitude и заканчивая финальным grand pirouette, выполнены в каноне танцевальных законов.

Замечу, что в Михайловском театре «Щелкунчика» идет в редакции Начо Дуато — выдающегося хореографа современности. Это накладывает отпечаток и на танцовщиков: необходимо двигаться плавно, но в то же время с большой амплитудой.

Ивану Зайцеву удается воплотить все требования: исполненные assemblée из стороны в сторону, неожиданно сменяемые резким fermé и тут же переходящие в attitude, смотрятся одним непрерывным движением, создающим настоящую магию танца.