Запасная сцена: Большой театр в годы ВОВ

Запасная сцена: Большой театр в годы ВОВ

С октября 1941 по июль 1943 года основная часть труппы Большого театра жила, репетировала и играла спектакли в Куйбышеве (ныне Самара). Город в то время служил «запасной столицей»: сюда эвакуировали посольства и около 40 заводов, часть госаппарата, Ленинградский драматический театр, Симфонический оркестр Всесоюзного радио. Рассказываем, кому поручили руководство балетом, какие спектакли успели сыграть на новой сцене и почему Петр Вильямс писал новые декорации.

«А главное, сцена была значительно меньше...»

Эвакуация Большого театра из Москвы была срочной, как всё в то время — 14 октября коллективу объявили, что на следующий день нужно явиться с чемоданами на Казанский вокзал. Правда, поездом уехали не все — певец Иван Козловский, например, вспоминал двухнедельную дорогу на машинах.

Эвакуировалось около 500 человек труппы. Сначала всех разместили в классах 81-й школы, но постепенно дали квартиры. Под Большой театр даже расселили целый дом на ведущей к Волге улице Некрасовской. Приехали дирижеры Самуил Самосуд и Александр Мелик-Пашаев, главный художник театра Петр Вильямс, певцы Валерия Барсова, Мария Максакова, Наталья Шпиллер и Иван Козловский, артисты балета Ольга Лепешинская и Асаф Мессерер.

Уже в Куйбышеве художественное руководство балетом Большого театра поручили Асафу Мессереру, при этом он продолжил танцевать главные партии. Интересно, что в мемуарах балетмейстер называет огромный недавно отстроенный Дом культуры архитектора Ноя Троцкого клубом. Кстати, Самарский театр оперы и балета до сих пор размещается в том же здании на площади имени Куйбышева, правда, теперь здесь нет библиотеки и музея.

«В Куйбышеве не было оперного театра, - вспоминал Мессерер. - Нам предоставили недавно построенный клуб. Здание было хорошим, но мало приспособленным для выступлений такой труппы, как наша. А главное, сцена была значительно меньше, чем в Большом театре. В клубе был всего один репетиционный зал, в котором по очереди занимались певцы и артисты балета. Время было расписано по минутам. Нелегко было и с транспортом. Иногда в лютый мороз артистов привозили на репетиции в розвальнях. И все-таки никто не унывал. Прежде всего нужно было поскорее возобновить старые спектакли, чтобы танцовщики не теряли своей квалификации».

От «Лебединого озера» к «Алым парусам»

Балету понадобилось меньше двух месяцев, чтобы к 14 декабря 1941 года выпустить первый спектакль — «Лебединое озеро» в хореографии Горского и Мессерера. Петр Вильямс написал для спектакля новые декорации.

«Во время эвакуации фашисты разбомбили эшелон с декорациями и костюмами. Погибли сопровождающие его рабочие сцены и заведующий постановочной частью театра Л. Исаев, - писал Иван Козловский. - Декорации писались заново, но возобновлять костюмы в условиях военного времени и в очень короткие сроки было невозможно. Тогда дирижер театра С. Самосуд предложил единственно реальный выход из создавшегося положения: нужно ставить спектакли, в которых артисты смогут выступать в своих обычных концертных костюмах».

В первый вечер «Лебединое озеро» танцевала Ольга Лепешинская. Куйбышевские зрители успели увидеть в этой партии Суламифь Мессерер, Софью Головкину, Ирину Тихомирнову, а в мае 1942 года на гастроли с партией Одетты-Одиллии приезжала Мария Семенова. Осенью часть труппы, в том числе Лепешинскую, отозвали в Москву, где открывался филиал Большого театра (в помещении сегодняшнего Театра оперетты). В сентябре балерина выступила с концертом на куйбышевской сцене. Мессерер вспоминал, что отсутствие других известных прим сделало ведущей в Куйбышеве Ирину Тихомирнову: «Она танцевала во всех спектаклях, танцевала с самозабвением и вдохновенно».

В феврале 1942 года Большой театр возобновил «Дон Кихота», в июле — «Бахчисарайский фонтан», а в канун нового 1943 года в Куйбышеве прошла премьера балета «Алые паруса» — жизнеутверждающей романтической истории. Музыку написал Владимир Юровский, основатель династии дирижеров, балетмейстерами-постановщиками выступили Николай Попко, Лев Поспехин и Александр Радунский, дирижер-постановщик — Юрий Файер. На премьере танцевали Ирина Тихомирнова и Владимир Преображенский. Асаф Мессерер рассказывал, что написанная еще до войны партитура пропала, сохранился только клавир, Юровский приехал с ним в Куйбышев и предложил поставить спектакль: «В то тяжкое время люди испытывали особую потребность в балете светлого, романтического плана. А музыка Юровского, с ее широким симфоническим повествованием, с ее яркими лейтмотивами и характеристиками, несла идею жизнеутверждения и человечности».

В феврале 1943 года Мессерер возобновил «Тщетную предосторожность», в которой сам же и танцевал вместе с Тихомирновой. Помимо спектаклей, Большой давал много концертов, номера для которых ставил в том числе начинающий балетмейстер Леонид Якобсон. Артист и хореограф Петр Гусев вспоминал любопытный эпизод из карьеры будущего классика ХХ века: дирижер Самуил Самосуд критиковал его вальс на музыку Равеля, объясняя Якобсону, что эта музыка требует другой хореографии.

Большой выступал, конечно, и с шефскими концертами, ездил в колхозы и на заводы. Известно, что общая сумма сборов в фонд обороны с концертов и спектаклей театра в Куйбышеве составила более полутора миллионов рублей.

Труппа уехала из Куйбышева в августе 1943 года, сыграв напоследок «Евгения Онегина» и «Дон Кихота».

Последние статьи и новости о балете